I am Absolem
И смерти нет почётней той, что ты принять готов за кости пращуров своих, за храм своих богов (с)
Все-таки писательство - ужасно двойственная штука, особенно для самого писателя. С одной стороны, оно приносит огромное облегчение, с другой - муки, которые на пике своем кажутся адскими. Бывает, творишь, творишь в порыве вдохновения, и думаешь: "Боже, как легко мне сейчас, как выскальзывают слова из-под пальцев!", а потом откроешь сделанное и ужаснешься. Самое главное: усомнишься в процессе работы - все, пропало. Вдохновение сбито, как вражеский истребитель, и поймать его снова - дело далеко не пяти минут. Я чувствую внутри себя некую бочку, которую можно сравнить с бензобаком: когда она полна, мне хорошо, когда пуста - я впадаю в хандру и не могу выдавить из себя ни строчки. Бензин из нее расходуется быстро, стремительно, и порой приходится осаждать себя, чтобы не иссушить себя, не превратиться в никчемную мумию, жалкое подобие писателя, его тень. Но пустоты не избежать.

Порой мне кажется, что стоит вовсе не смотреть назад, когда пишешь, потому что это очень разочаровывает. Закончить - и обернуться спустя несколько месяцев, когда текст отдалится, станет чуть-чуть чужим, чтобы взглянуть на него объективно. Но я ведь не могу так. Мне непременно надо знать, что за спиной - хороший, качественный текст. Но я не успеваю, потому что расту слишком быстро для крупных работ, чтобы поддерживать их в одном тоне. Может, мне стоит пока забыть о романах и обратиться к драбблам, мини и миди? Научиться сначала качественно выполнять их? Тогда, боюсь, я снова не смогу в жанр крупной прозы... такие дилеммы и диссонансы, и самое забавное - только это и составляет писательскую деятельность в большей степени. Счастье от творения - лишь проблески света в темном царстве. Я насилую себя и получаю удовольствие от этого - вероятно, это и называется предназначением.

@темы: писательское