I am Absolem
И смерти нет почётней той, что ты принять готов за кости пращуров своих, за храм своих богов (с)
В подарочек для Red_John

Название: Лис и змей
Автор: I am Absolem
Фэндом: Hunter x Hunter
Пэйринг или персонажи: Хисока/Иллуми
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш (яой), Повседневность
Размер: Драббл, 4 страницы
Статус: закончен

Описание:
С равными лучше сотрудничать, а не состязаться – по крайней мере, до тех пор, пока кто-то из них не останется позади. Вот тогда…

Примечания автора:
Это самая первая моя работа с этими персонажами, что, естественно, накладывает определенный отпечаток. К сожалению, я не успела их как следует "прощупать" и определиться с видением пейринга достоверно, как с другими парами, с которыми я работаю, поэтому возможно непопадание в характеры.
Приятного прочтения!

На поляне жар солнца ощущается вдвойне. В лесу можно укрыться в тени, залечь под бревном или закопаться во влажную землю, а на поляне назойливые золотистые лучи достают где угодно, обжигающими щипцами проходя вдоль спины. У лиса накалился, кажется, даже хвост. Он бы вернулся под еловую сень, подремал где-нибудь в относительной прохладе, но живот призывно урчал. Беда: мышей вокруг – хоть отбавляй, но все от жары какие-то ошалевшие… или это он получил тепловой удар? Как бы то ни было, никакая мелкая зверушка ему в лапы не давалась, и от этого становилось особенно тоскливо.
Лис побрел по тропинке, отмахиваясь от пчёл. Их тут водилось несметное множество. Они кружили, как опавшие осенние листья, только подпрыгни – и зацепишь одну. Однако пчёл, к сожалению, злить чревато, да и на вкус они вряд ли чего-то стоят. Поэтому лис шёл и шёл, чихая от ароматной пыльцы и хлёстких ударов травы по морде, шёл, пока не почувствовал холодок – маленький сгусток, по запаху напоминающий ноябрьскую слякоть. Он даже взвизгнул от изумления: в такое-то пекло! – и припустил к соблазнительному комку, желая узнать, что же это за чудо.
Чудом это вовсе не было: на широком плоском камне, возвышающемся над колышущимся зеленым морем, в кольцо свернулся змей. От него и пахло этой странной осенней прохладой, такой будоражащей и целительной в разгар лета. Змей лежал, как мёртвый, но лис точно знал, что он живой. Его чешуя переливалась тёмно-зелёным и синим, а в каких-то местах была абсолютно чёрной – лиса это буквально загипнотизировало, и он уселся у камня, любуясь чередованием цветов. Змей при этом не пошевелился.


Когда Иллуми медитирует, к нему лучше не приближаться. Хисока уяснил это давно, путём эксперимента, последствия которого были, мягко говоря, неутешительными. Зато благодаря ему он окончательно уяснил, что с ним лишний раз на рожон лезть не стоит; они равные, и, хотя и не убьют друг друга, потратят целую кучу времени и ни к чему дельному так и не придут. С равными лучше сотрудничать, а не состязаться – по крайней мере, до тех пор, пока кто-то из них не останется позади. Вот тогда…
Но Иллуми позади не оставался, ровно как и Хисока. На затворках сознания мелькнула мысль: а не метнуть ли в Иллуми карту? Так, в качестве забавы – он её, конечно, перехватит. Но что будет потом? Он спровоцирует поединок? Или пренебрежительно отбросит карту и вернётся к медитации? Иллуми Золдик – никогда не знаешь, чего от него ожидать, несмотря на его чёткие мотивы и безразличное выражение лица.
Хисока облизнулся и поставил последнюю карту на вершину домика. Домик стоял, как влитой, и сквозь треугольные «окошки» можно было видеть замершего, почти заледеневшего Иллуми. Золдик и без того не отличался подвижностью, а сейчас и вовсе был как мраморная статуя. Такой же твёрдый и непоколебимый. Невольно хочется проверить на прочность: если ударить его по плечу со всей силы, оно с треском отвалится вместе с рукой, как осыпается мрамор древних произведений искусства, или выдержит, чтобы после ответить на выпад? Хисока представил в красках: веки поднимаются, открывая чёрные бездонные глаза, невесомо шуршит одежда, и атака – прямая, молниеносная… смертельная – но не для него.
Он возбужденно выдохнул. Как же долго они не устраивали качественных дружеских спаррингов, после которых хоть волком вой и от боли, и от усталости, и от довольства! Хисоке бы размяться, но нет – единственный, с кем можно развлечься таким образом, принял позу лотоса и находится вне зоны влияния материального мира. Что ж… кто не рискует, тот не пьёт шампанского. Почему бы не выудить его оттуда?

Лис знает, что к змеям нельзя приставать. Одна укусит, так что потом – пиши пропало, другая испугает до остановки сердца. И клыки у них жуткие – тонкие, и пасть раскрывается так широко, что, кажется – вот-вот проглотит целиком. Тела гибкие, длинные, извивающиеся, и где не зажми – вторая часть будет на свободе и так или иначе либо хлестнет, либо цапнет. Наверное, не будь змеи столь опасны, с ними забавно было бы играть – более забавно, чем с глупыми, толстыми и беспомощными мышками. Может, ему повезет, и эта не будет ядовитой?
Лис подобрался и подкрался к камню. Змей лениво приоткрыл глаз, скользнул взглядом по, ей-богу, сбрендившему млекопитающему, и закрыл вновь, решив, что тот не достоин его внимания. Лис даже оскорбился: мыши трепещут перед ним! Птицы взмывают на ветку повыше, когда он проходит мимо! А этот!..
Разозлившись, он уверенно тронул змея. Тот вскинулся, зашипел, чуть не впился в его лапу, и лис с визгом отскочил в сторону, заскулив от обиды.


Насилие с Иллуми не работает – он так к нему привычен, что оно его ничуть не колеблет. Даже самое мощное нападение он воспримет как должное и, прояснив ситуацию, тут же погрузится обратно в «дзен». Как старая черепаха, которая спит, зарывшись в ил, и просыпается, только когда её хорошенько пнут – поворчит-поворчит и тут же скроется в панцире. Это раздражает, но и зажигает. Поэтому Хисока откинулся на бортик фонтана и принялся разглядывать Иллуми, который наверняка его взгляд ощущал, но ничего не предпринимал. Способов «пробуждения» было множество, от издевательского и простого ведра воды до пошлого поглаживания по бедру. Выбор был сложный: на каждый способ у Иллуми могла быть своя отдача, и Хисока хотел бы увидеть каждую, но, увы, лимит попыток был ограничен. Поэтому он выбрал самый нейтральный вариант.
Иллуми был одним из лучших убийц в мире, если не лучшим, и глупо было надеяться на то, что он отгораживается от происходящего в реальности, пока бороздит чертоги разума. Дабы отвлечь его, Хисока толкнул домик, так что карты с шелестом и хрустом осыпались на пол, и бросился к Золдику. Он достиг его ещё до того, как спланировала последняя карта – раскинул руки, почти сомкнул их за его шеей, но тот играючи вывернулся из захвата и укоризненно сказал:
- Я же просил не беспокоить меня.
- Мне скучно, - не ослабил давления Хисока.
- Это не мои проблемы, - отрезал Иллуми. – Мне нужно настроиться, не мешай.
- Иллуми.
- Я не буду с тобой обниматься, Хисока.
- Мы же друзья.
- Это спорный вопрос.
Театрально надувшись, Хисока отстранился, а Иллуми, сокрушенно покачав головой, закрыл глаза. Жаль – сегодня они были темнее обычного.

Змей грелся на камне круглыми сутками, словно родился из него, и лис, труся к нему, не сомневался, что он там. Перед тем, как навестить своего «друга», он хорошенько отъедался, чтобы голод не отвлекал, а сытость отгоняла дурные порывы, которые на него порой в обществе змея так и накатывали. Он садился напротив, смиренно обернувшись хвостом, и наблюдал – тогда змей был спокоен и ничуть не возражал против его общества. Но стоило лису хотя бы покачнуться, он тут же принимал боевую стойку.
Разумеется, лис сначала недоумевал, но позже – заинтересовался. Игнорировали его впервые, и он всячески старался привлечь к себе внимание змея – безуспешно. Змея не впечатляла ни его настырность, ни рыжий мех, ни лай, претендующий на звание пения; он молчал. Лису полагалось выбиться из сил и жить, как жил раньше, но с каждым днём он только раззадоривался. Он мог наматывать круги вокруг камня, кидать на него мышиные трупики, но змей лишь угрожающе щерился – пока лис, осознавший свою ошибку, не увеличивал дистанцию.
«Посмотри на меня, посмотри на меня, ну посмотри же!» - думал лис, на животе подползая к змею с крошечным подношением – перепёлкой. Но тот оставался безучастным.
Тогда лис просто перестал приходить.


Голос Иллуми в трубке был недовольным. Впрочем, как всегда.
- Где ты? – спрашивал он, но Хисока вслушивался больше в завывание ветра где-то за его спиной. – Я, конечно, могу убить этих неуклюжих крыс и без тебя, но разве ты не хотел составить мне компанию?
Фокусник подбросил вверх яблоко, купленное у какого-то лохматого торговца на улицах города – у него имелись все основания полагать, что оно либо отравлено, либо чем-то заражено. Собственно, поэтому он его и приобрел – чтобы вручить Иллуми, как Белоснежке. Естественно, только после того, как увидит реакцию Иллуми на своё неожиданное исчезновение. Не то чтобы Хисока плёл масштабную интригу – просто Золдик явно планировал выжидать ещё тысячу лет, а ему было смертельно скучно. Зачем куковать с человеком, который не реагирует даже на страстное «бу» на ухо?
- Ну-у-у, я лежу на крыше того страшного здания, напоминающего морковь.
- Действительно? И что тебе там понадобилось, когда через три минуты наши клиенты входят в зал, где их удобно перерезать одного за другим – через три минуты, которых мы ждали неделю?
- Да так. Ветерок, свежо. Фильтрация лёгких.
Иллуми тяжело вздохнул и прервал связь. Хисока ухмыльнулся, положил руки под затылок и принялся ждать – у моря погоды, откровенно говоря, потому что шанс на то, что гордый Золдик решит прояснить, что произошло, был практически равен нулю.
Хисока, к счастью, никогда не жаловался на терпение.

Результат лиса устраивал. В сущности, поведение змея мало отличалось от прежнего – он также расслаблялся на камне, изредка уползая на охоту, ещё реже менял позу, но при этом периодически поднимал голову и озирался, будто выискивая кого-то в округе. Нетрудно догадаться, кого именно – лис был польщён, но события не торопил.
Змей вертелся, крутился, а потом затих, словно лишился способности шевелиться. Пятьдесят на пятьдесят: либо загрустил, либо отвык от мельтешащего зверя. Тогда лис, нарочито громко треща ветками, вывалился на дорожку и подлетел к камню, радостно высунув язык. Змей лениво стёк вниз. Лис дал ему себя изучить – только кисточка хвоста нервно дёргалась. Воспользовавшись возможностью, змей его внимательно исследовал, а потом – слился с травой, словно сбежал от проблем.
Лис взбудораженно взвился. Победа!


Слежку за Иллуми Хисока определил как вызов самому себе, потому что задача эта была не по плечу лучшим охотникам чёрного списка. Золдик был вышколен на раскрытие наблюдения, максимально осторожен и аккуратен – идеальный конспиратор. Было бы неплохо научиться парить в воздухе, потому что он засекал самый незначительный, самый никчёмный шорох, даже если он раздавался в лесу, полном подобных звуков. Залегая в какой-нибудь «норке», Хисока старался даже не дышать – если бы не его высокие навыки и нэн, Иллуми мгновенно вычислил бы его.
Но Золдика занимало кое-что другое. А именно – то, что Хисока не отвечал на звонки. Фокусник знал, что, по мнению Иллуми, ведёт себя как безмозглая женщина, но готов был пойти на такие жертвы ради игры. Для него, такого настойчивого и всегда берущего трубку, это было нехарактерно, и Иллуми… волновался. Нужно было лишь присмотреться, чтобы разоблачить его – ну и обладать кое-каким багажом контакта с ним, чтобы определить, не случайное ли это совпадение.
Нет, не случайное. Иллуми чаще обычного доставал телефон из кармана, и явно не чтобы проверить время – он обладал идеально точными биологическими часами; попадая в крупные скопления охотников или преступников, он шарил взглядом между ними, и Хисока был уверен – искал его; стал тщательнее вслушиваться и вчитываться в выпуски новостей, особенно посвященные Геней Редану. А используя связи, можно было узнать ещё больше любопытных подробностей, которые Хисоке были как масло на душу. Потому что он убедился во всём, в чём хотел – Иллуми он был не безразличен. Сейчас – как перманентному элементу беспокойства в его зоне комфорта, но и этого было достаточно. На данном этапе.
Золдик себя, конечно, не изводил. Но и этого Хисока пообещал себе добиться. Позже, конечно, после того, как их отношения перейдут на новый уровень, о чём он тщательно позаботится.
Он набрал выученный наизусть номер и заискивающе предложил:
- У меня есть одно о-о-очень сложное задание. Выпьем кофейку, обсудим? Яблочко за мой счёт ~

@темы: HxH, фанфики