16:16 

Одержимость в письмах

I am Absolem
И смерти нет почётней той, что ты принять готов за кости пращуров своих, за храм своих богов (с)
Название: Одержимость в письмах
Автор: I am Absolem
Фэндом: Бесобой
Пэйринг или персонажи: Балор/Яна
Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Ангст, Философия
Размер: Драббл, 2 страницы
Статус: закончен
Описание:
Яна одержима в прямом и переносном смыслах. В прямом – Балором, в переносном – письмами.

Яна одержима в прямом и переносном смыслах. В прямом – Балором, в переносном – письмами, и Балора это раздражает, потому что безраздельно владеть ею может только он, а не какие-то глупые, бессмысленные «увлечения». Никто и ничто не имеет права отвлекать её от него. Он король и повелитель её разума.

Тем не менее, и здесь она умудряется проявить своенравие.

Яна пишет круглыми сутками. Балор подглядывает за этим, как вип-клиенты борделя – за другими посетителями через «глазки», просверленные в стенах. Только бесплатно, потому что её глаза – его глаза, и ничто не запрещает ему делить с ней целый мир, быть ею, знать её. Он следит за тем, как она водит ручкой по бумаге, вдыхает её запах, перечитывает созданное, блаженно улыбается и дремлет на диване, прижав к груди свои «сокровища» - пожалуй, единственное дорогое в этом месте. Её тексты ровные, складные, поразительно каллиграфические для необразованной бродяжки: витиеватые заглавные буквы, округлые строчные, с тоненькими хвостиками окончаний – они напоминают мышек, маленький, серых, юрких и беззащитных.

Яна ни к кому не обращается, потому что у неё нет ни друзей, ни родственников, ни сердобольных знакомых, кому были бы интересны её терзания, мечты и рассуждения. У неё есть лишь запертая квартира, занавешенная амулетами и рунами, да кот. И тот – не настоящий. Поэтому в качестве адресата она указывает себя. Это иронично, потому что она одна из немногих, кто готов на всё, лишь бы открыться кому-то без страха быть преданной, но в то же время – столь благополучный исход не является ей даже в самых светлых снах.

Балор их не блокирует. Даже инквизиторы давали еретикам передышку между пытками, чтобы искусить их свободой, а потом – забрать её. Они делали это, пока пленники не сдавались и не сознавались в грехах. Он был лучше инквизиторов. Совершеннее. Как и Яна – совершеннее любой мученицы, его личная ведьма.

В первый момент Балор порывается перевернуть Яну вверх тормашками, устроить ей лоботомию изнутри, сломать и подчинить, чтобы не выкаблучивалась, вытравить из неё навязчивую мысль, но в итоге решает, что людей не превзойти в самоубийствах. Они сами разлагают себя на составляющие, разбивают свои сердца, и ни один палач не доведёт их до такого исступления, до какого они доводят себя сами. Балор пускает всё на самотёк – и наслаждается представлением.

Буквы танцуют на белых листах, и Яна становится похожей на них – такая же бледная, и синяки на её лице – сущие кляксы. Слова выливаются на бумагу, и это её истощает – выкачивает силы, превращает в тень самой себя. Эти метаморфозы очаровывают. Яна вянет, как линия, вырванная из родной среды и пересаженная в горшок. Как цветок, которому должно быть легче с заботой людей, но который неотвратимо чахнет, как бы за ним не ухаживали. Она пишет ради собственного блага, но эта мера, это лекарство оборачивается ей во вред. От утра к утру она просыпается всё более слабой, дезориентированной, потерянной. Мысли уходят, она сама не своя. Балору почти ничего не стоит занять её место, но пока он так не поступает – он чует звенящую пустоту, надвигающуюся с окраин её души. Вселенная девочки Яны гаснет, поглощаемая чудовищными объёмами тёмной материи.

Яна падает, и Балор гадает, какую же позу примет её тело, разбившись.

Не проходит много времени. В один из вечеров у окна с горящими огнями Москвы она собирает всё написанное в охапку, сваливает в центре комнаты и сжигает. Кот прыгает на диван, инстинктивно отшатывается от пламени, но оно свирепствует, голодно пожирая податливый материал. Яна перед этим импровизированным костром – что колдунья из ирландских легенд: с впалыми щеками, глазами, горящими угольями, и поджатыми губами, обескровленными и тонкими. Волосы взъерошены, она мнёт край толстовки, и Балор слышит, как она воет на одной ноте – не вслух, а там, в себе, где снова расцветают россыпи звёзд.

Девочка Яна выпуталась из паутины за мгновение до того, как паук выпил её до дна.

Кот вскарабкался ей на плечо, и, когда она потянулась к нему, чтобы погладить, лизнул трясущиеся пальцы. Они всё ещё были измазаны в чернилах.

@темы: фанфики, Бесобой

URL
   

Хельхейм

главная